На главную

Статья

Как импортозамещение и госзакупки влияют на легкую промышленность России

Как импортозамещение и госзакупки влияют на легкую промышленность России

О потребностях нефтяных компаний в спецодежде и средствах индивидуальной защиты, а также о том, как изменился процесс закупок компаний с госучастием в последние годы, в эфире РБК рассказал Павел Ревель-Муроз, вице-президент группы компаний «Транснефть». Ведущим программы выступил Виктор Евтухов, статс-секретарь — заместитель министра промышленности и торговли России.

Виктор Евтухов: Вот уже в течение трех лет, с 2014 года, наша страна и наша экономика живут в режиме секторальных санкций, которые были введены отдельными государствами. Прежде всего они коснулись крупных российских госкорпораций и компаний с госучастием. Я так понимаю, новый пакет санкций отразился и на компаниях, которые входят в группу компаний «Транснефть».

С одной стороны, некоторым нашим предприятиям санкции доставили определенные неудобства. С другой, есть компании, которые работают в базовых обрабатывающих отраслях промышленности, и у них появились возможности выпускать новую высокотехнологичную продукцию, для того чтобы провести политику импортозамещения, представить товары на внутренний рынок и доказать, что с точки зрения технологических достижений и развития собственных производств у нас есть хорошие перспективы. Наш первый вопрос — о том, как «Транснефть» приспособилась к данному режиму. Устраивает ли вас качество российской продукции в целом по рынку в разных сегментах, где вы производите закупки, соответствует ли она тем требованиям, которые вы предъявляете к своим поставщикам?

Павел Ревель-Муроз: «Транснефть» — крупная инфраструктурная корпорация. Вопросами импортозамещения мы занимаемся уже больше десяти лет. Последние три года пришлось усилить работу в этом направлении: в 2014 году была утверждена программа импортозамещения, в рамках которой предусмотрено снижение доли импорта. Но я могу сказать, что и раньше импорт не составлял большую часть закупок. В 2015 году всего 10% закупок — как оборудования, так и услуг — пришлось на продукцию иностранного производства. К 2020 году мы планируем еще снизить этот показатель, в 2016 году он составил 7%.

Виктор Евтухов: Понятно, что сегодня большое внимание импортозамещению уделяется в оборудовании, металлургии, но нас интересует в том числе и такая важная отрасль экономики, как легкая промышленность. Ни для кого не секрет, что компании, работающие прежде всего в энергетическом секторе, активно приобретают спецодежду, спецобувь, средства индивидуальной защиты. И в России есть несколько десятков производителей этой продукции, которые сегодня соответствуют мировым стандартам. Это показывают и цифры. Так, за 2016 год производство спецодежды, спецобуви и СИЗ увеличилось на 40%, а использование отечественных тканей в производстве выросло на 11 процентных пунктов — с 36 до 47%, и мы планируем, что этот тренд сохранится. Прогноз на 2017 год — более 55%. «Транснефть» — достаточно крупный закупщик. Мы провели переговоры с большим количеством корпораций и представили наших производителей как тканей, так и конечного продукта, и уже сейчас многие заказчики увеличили долю в своих закупках российского продукта. Вы — лидер. Вас устраивает качество? Какие требования вы предъявляете к этой продукции? Что необходимо нефтяникам, чтобы эффективно работать?

Павел Ревель-Муроз: В 2016 году доля отечественной продукции в сфере спецодежды, спецобуви и СИЗ составила 95%. Мы практически полностью закупаем продукцию отечественного производства. Если взять отдельно по тканям, доля отечественного производства составляет порядка 97%. Чуть хуже обстоят дела по спецобуви: там процент российской продукции — около 73%, потому что еще есть ряд вопросов, связанных с комплектующими материалами для обуви. Речь идет о кожевенных материалах, материалах для подошвы, утеплительных материалах. В этом направлении работа с нашими производителями продолжается. Думаю, что доля импорта так и будет снижаться. Работа проводится системно, постоянно, и мы в принципе на хорошей позиции именно в части приобретения отечественных материалов и отечественной готовой продукции.

Что касается вопросов по качеству, мы еще в 2010 году разработали технические требования к спецодежде и систематизировали требования ГОСТов с параметрами, которые нам необходимы.

Виктор Евтухов: Я слышал, что вы даже свою лабораторию открываете?

Павел Ревель-Муроз: Да, мы планируем открыть свою лабораторию. Вопрос качества — один из основных для энергетики, мы предъявляем высокие требования к закупаемой продукции, так как мы эксплуатируем опасные производственные объекты. Кроме обычной защиты, связанной, например, с загрязнениями или высокой/низкой температурой, есть важные требования, связанные с огнестойкостью, защитой от электродуги. Чтобы постоянно понимать и контролировать качество материалов и готовых вещей, которые мы приобретаем, конечно, необходима система контроля. Поэтому мы пришли к необходимости создания собственной лаборатории, которая будет проверять все параметры и оценивать, как ведется изготовление, какие продукты мы получаем.

Виктор Евтухов: А до санкций вы где покупали продукцию?

Павел Ревель-Муроз: Также покупали у отечественных поставщиков, но тогда в основном для изготовления вещей применялись импортные ткани. Большая часть продукции была сшита в России, но использовались импортные компоненты: ткани, кожа. Мы сделали акцент именно на то, чтобы эта одежда шилась из отечественных материалов. В наших типовых контрактах прописано, что поставщик должен производить одежду из отечественных комплектующих. Только если вообще отсутствует такое производство в России или не справляются мощности со всем объемом, который у нас заказан, тогда можем согласовать отступление. В основном производители справляются.

Виктор Евтухов: Нужно понимать, что основа развития легкой промышленности (и мы это заложили в нашу стратегию развития легкой промышленности до 2025 года) прежде всего развитие именно текстильного производства, «умных» тканей. Шить могут все, а вот производство высокотехнологичных тканей — важная и сложная задача.

Недавно председателем правительства было принято решение о строительстве в Иванове полиэфирного комплекса. Это огромное предприятие, которое будет производить полиэфирные волокна, необходимые для изготовления тканей.

Решение было принято в конце прошлого года, сейчас оформляются все необходимые договоры с ВЭБом и поставщиками из Германии и Чехии. До конца года, как говорят строители, мы должны «уйти в землю». А в течение трех лет комплекс должен быть окончательно построен. Это точка мощного роста, большие инвестиции порядка 20 млрд рублей. Учитывая опыт других стран, которые возводили подобные крупные предприятия, вокруг сразу же начинают образовываться небольшие фирмы, которые становятся потребителями.

Общий объем закупок спецодежды в России оценивается в 100 млрд рублей, из них 50% приходится на крупные компании с госучастием. Сколько у вас ежегодно выделяется на закупку этого вида продукции?

Павел Ревель-Муроз: Ежегодно мы выделяем порядка 3 млрд рублей. Исходя из этой цифры, можно прикинуть объемы.

Еще одно из направлений, которые сейчас прорабатываются, — защита рук. Такая необходимость связана с нефтестойкостью и морозостойкостью перчаток, защитой от вибрации, щелочей, кислот. На данный момент в России организовано производство этой продукции, и ее мы тоже будем приобретать у отечественных поставщиков.

Виктор Евтухов: Недавно в Тульской области я был на открытии предприятия, которое продает ткани, у них уже представлено десять видов различных свойств, которых ранее не было в России.

Павел Ревель-Муроз: Большую роль играет взаимодействие заказчика с производителями, надо встречаться, говорить, рассказывать о своих требованиях и стандартах, и в процессе работы вы получите необходимый результат. Мы работаем и будем продолжать работать в направлении импортозамещения.

легкая промышленность

Факты, тенденции, перспективы

Полную версию
проекта смотрите
с вашего компьютера.