На главную

Статья

Сырьевой вопрос для легкой и текстильной промышленности

Сырьевой вопрос для легкой и текстильной промышленности

В России есть сырьевая база для легкой и текстильной промышленности, но она представляет собой преимущественно натуральные компоненты — шерсть, кожу, мех, лен. По-прежнему высока зависимость российских производителей от импортного сырья, особенно синтетических и химических компонентов, и участники рынка видят в этом и актуальную проблему, и потенциал развития индустрии.

Импортное vs локальное сырье

По отзывам представителей практически всех сегментов легкой и текстильной промышленности, одним из наиболее актуальных вопросов для отрасли сегодня является развитие сырьевой базы. Российские производители используют импортное и отечественное сырье примерно 50/50, и это создает определенные сложности по всем направлениям бизнеса.

Одним из наиболее актуальных вопросов для отрасли сегодня является развитие сырьевой базы.

Например, по словам Александра Круглика, президента ОАО «Рослегпром», текстильная промышленность в основном работает на привозном хлопке, и конкурировать удается только за счет выпуска новых видов тканей, качественной их отделки. «Это заслуга и предпринимателей (отрасль частная), и коллективов предприятий, и Минпромторга, который действительно стал штабом отрасли», — говорит Александр Круглик. В то же время нужно работать и над расширением локальных источников сырья.

«Хотелось бы подтянуть льняную подотрасль. Был моден лен, он вырабатывался у нас, продавали ткани на экспорт. Сейчас мода прошла — сократилось производство, сократились посевы льна. Такие же проблемы с шерстью. Нужна шерсть с тонким волокном, а ее пока вырабатывается у нас мало. Не хватает своего сырья кожевенникам. Заводы работают только на 60-70% мощностей. А кожа — это конкурентоспособный товар, 30% которого сейчас продается во Францию, Германию, Испанию. То есть потенциал для роста у нас есть».

Александр Кругликпрезидент ОАО «Рослегпром»

Среди импортного сырья — синтетические обувные материалы для верха и подкладки обуви и одежды, стелечные материалы, нитки, фурнитура, защитные элементы, световозвращающие материалы, химическое сырье для производства подошв. В России данные материалы не производят, причем многие из специфических материалов просто нельзя заменить на что-то другое.

По мнению игроков отрасли, локальную сырьевую базу необходимо развивать и совершенствовать. Так как Россия традиционно сильна натуральными сырьевыми материалами (кожа, мех, шерсть), речь скорее идет о производстве современных синтетических материалов с различными функциональными свойствами, химических компонентов, текстильных материалов и утеплителей, материалов и комплектующих со специализированными защитными свойствами (антистатика, огнестойкость, стойкость к агрессивным механическим воздействиям — порезам, проколам, химическим веществам и пр.). Это положительно повлияет и на рост производства в России, снизит зависимость от колебаний курса валют на рынке, оптимизирует себестоимость продукции и в результате положительно скажется на ценах на российскую продукцию для конечного потребителя.

Также есть перспективы по росту сельскохозяйственного сырья для легкой промышленности, в том числе в связи с импортозамещением. Недавно состоялось совместное совещание представителей Минсельхоза, Минпромторга, ведущих научно-исследовательских институтов, отраслевых союзов и ряда ведущих производителей, на котором Евгений Ахпашев, директор департамента пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза, поделился данными по растущему спросу на льняную товарную линейку во многих сегментах легкой и текстильной промышленности. По его словам, сегодня промышленное возделывание льна производится более чем в 20 субъектах России, а общая посевная «льноплощадь» составляет примерно 50 тыс. га. Правда, пока качество льноволокна оставляет желать лучшего по сравнению с импортными аналогами. Требуется внедрение новых технологий, современного оборудования, создания новых современных производственных мощностей и лабораторий. Однако при решении этого вопроса и с учетом растущего спроса у льняного направления — хороший потенциал для динамичного развития.

Вискоза — текущая ситуация

Производство вискозного сырья в мире с каждым годом увеличивается на 8%. Крупнейшим производителем по-прежнему является Китай (около 60%). Наибольший потенциал роста потребления вискозных волокон в ближайшие 10 лет приходится на сегменты технического и медицинского текстиля, включая предметы личной гигиены, рост в них составит около 6% ежегодно. В традиционных сегментах одежды и домашнего текстиля также продолжится увеличение потребления вискозы и вытеснения хлопка, однако прогнозные темпы роста несколько ниже (3-4%).

Справка:

65% объема вискозных волокон производится интегрированными компаниями, технологическая цепочка которых включает производство растворимой целлюлозы и волокон/нитей. Это такие крупнейшие компании, как Lenzing, Австрия (21% рынка — включает стадии производства растворимой целлюлозы и вискозных волокон и нитей), Aditya Birla, Индия (18% рынка — включает стадии производства растворимой целлюлозы, вискозных волокон, тканей и одежды), Sateri, Китай (8% рынка — включает стадии производства растворимой целлюлозы и вискозных волокон и нитей) и Fulida, Китай (6% рынка — включает стадии производства растворимой целлюлозы, вискозных волокон, тканей).

В России в 2016 году объем потребления химических и искусственных волокон и нитей российскими предприятиями легкой промышленности составил 372 тыс. тонн, при этом на вискозные волокна и нити приходится всего 3,6% — 13,5 тыс. тонн.

Современный завод по производству вискозных волокон окупается при минимальном объеме производства в размере 100-150 тыс. тонн в год. По словам Ксении Сосниной, генерального директора группы «Илим», существует потенциал роста внутреннего спроса на вискозное волокно и нити порядка 20-25 тыс. тонн. Повышение локализации производства готовой продукции с 20% до 40% увеличит внутренний спрос еще на 70-80 тыс. тонн. Однако, несмотря на это, внутренний спрос в среднесрочной перспективе не сможет обеспечить загрузку нового предприятия без развития экспорта.

Таким образом, экономически целесообразным является создание российских производств с фокусом на экспортные поставки с одновременным стимулированием развития текстильных производств и создания «тянущего» спроса и постепенным наращиванием объемов производства волокна.

Экономически целесообразно создавать российское производство вискозных волокон с фокусом на экспортные поставки.
Целлюлоза хвойная и вискозная — проблематика и перспективы

Объем производства целлюлозы в России составляет около 8 млн тонн, наша страна находится на 8-м месте в мире по этому показателю. При этом производство целлюлозы имеет большой экспортный потенциал. На экспорт, преимущественно в Китай, уже идет около 2,2 млн тонн, и это страновое сотрудничество можно развивать.

«Производство растворимой целлюлозы обладает высоким экспортным потенциалом. Мы вполне можем занять рынки многих стран мира. Планируется реализовать проект по строительству двух комбинатов по производству растворимой целлюлозы мощностью 250-300 тысяч тонн в год и отдельным направлением развить цепочку производства вискозного волокна для легкой промышленности».

Виктор Евтуховстатс-секретарь, заместитель главы Минпромторга

В качестве актуальных вопросов для производителей целлюлозы можно назвать нехватку современных производственных мощностей (базы), недоинвестирование сегмента, а также тот факт, что отрасль сильно консолидирована и поделена между несколькими крупными холдингами, в том числе с зарубежными собственниками.

Однако в решении этих вопросов уже есть положительные результаты, в том числе связанные с импортозамещением. Например, успехи можно отметить в сегменте санитарно-гигиенических изделий. За последние шесть лет доля импортной продукции снизилась с 53% до 8% и в первую очередь за счет локализации производств международных игроков (компаний SCA, Hayat Kimya).

Кроме того, практически все крупные целлюлозно-бумажные комбинаты в Иркутской и Архангельской областях (группа «Илим»), в республике Коми (АО «Монди СЛПК») и Карелии (группа «Сегежа») провели масштабные реконструкции, что позволило обновить производства и уже на 30% увеличить выпуск целлюлозы.

Важной текущей задачей является формирование крупных кластеров на базе существующих площадок, а также запуск новых проектов. Для производителей хвойной и лиственной целлюлозы в рамках кластеров планируется создать особый налоговый режим, ведь, по экспертным оценкам, к 2030 году прогнозируется мощное увеличение мирового спроса на хвойную целлюлозу (с 27,4 млн тонн в 2015 году до 35 млн тонн в 2030 году), на лиственную целлюлозу (с 7,2 млн тонн до 50 млн тонн).

Важной задачей является формирование крупных промышленных кластеров на базе существующих производств и запуск новых проектов.

Другим интересным сегментом является производство вискозной целлюлозы, спрос на которую удвоится за последующие 15 лет (до 16 млн тонн). Факторы, влияющие на этот сегмент, — замещение хлопка вискозой при производстве одежды, замещение продуктов нефтехимии в других сегментах. В России вискозная целлюлоза не производится, а ожидаемый спрос на вискозную целлюлозу в стране к 2030 году составит порядка 130 тысяч тонн.

Перспективы

Легкая промышленность — это стратегическая и инновационная отрасль. И в стране есть все ресурсы для развития индустрии. Нефть и нефтехимия является основой для синтетических химических волокон и нитей, лес задействован в производстве искусственных волокон, таких как вискозная целлюлоза, которая сегодня пользуется в мире большим спросом.

Масштабные и капиталоемкие проекты по созданию новых производственных мощностей будут реализованы на базе так называемых инвестиционно-технологических партнерств. Инструментом реализации станут специнвест-контракты. При этом уже ведутся переговоры о заключении таких контрактов с представителями лесного бизнеса.

Пример — проект строительства целлюлозного комбината в Хабаровском Крае силами РФП Групп совместно с Внешэкономбанком и китайской компанией China Chentong Holdings Group. Объем инвестиций в проект может составить до 1,5 млрд долларов. Его реализация позволит производить в год порядка 500 тыс. тонн беленой хвойной крафт-целлюлозы и растворимой целлюлозы.

Или другой пример — в Забайкальском крае строится комбинат по производству 400 тыс. тонн небеленой целлюлозы. Этот проект реализуется с участием китайских партнеров (компания «Синбан») с заявленными инвестициями 30 млрд рублей. Потенциал для развития подобных производств есть в Красноярском и Хабаровском краях, Вологодской и Иркутской областях, а также в Дальневосточном регионе в связи с развитием сотрудничества с Китаем и другими азиатскими странами. Именно на Китай, Южную Корею и Японию приходится львиная доля экспорта. И сегодня китайские компании Chentong и CAMCE уже планируют участие в проектах по строительству целлюлозных производств в России.

легкая промышленность

Факты, тенденции, перспективы

Полную версию
проекта смотрите
с вашего компьютера.