На главную

Статья

Европа, США и Китай — на закупке текстильных принтов у России?

Европа, США и Китай — на закупке текстильных принтов у России?

Где формируются тренды тканей высокой моды? Кто знает, какой принт будет популярен в 2019 году? Есть ли у России выход на этот модный Олимп? Об этом и многом другом мы побеседовали с владелицей российской студии текстильного дизайна Solstudio Textile Design Александрой Калошиной, которая в прямом смысле этого слова рисует будущее мировой моды, создавая принты для тканей.

— Александра, с вашей легкой руки Россия признана за рубежом равноправным законодателем мод наравне с Италией и Францией. Иначе за вашими дизайнами не занимали бы очередь ведущие европейские, американские и японские фирмы. С чего начинали?

— 17 лет назад мы были одними из первых среди тех, кто стоял возле машин для цифровой печати на ткани. Все эти годы мы занимаемся цифровой печатью. Мы начинали с того, что просто продавали ткань, как и многие в России, но нам повезло, и мы стали сотрудничать с фирмой, которая является Rolls-Royce в мире моды, — текстильной группой Ratti.          

Когда в 1999 году мы заключали контракт на поставку тканей в Россию, их стоимость оказалась очень дорогой из-за статуса тканей высокой моды. Нам нужно было создать компанию, которая перерабатывала бы эти ткани, и мы сделали собственное ателье, ставшее одним из самых больших в  Москве.

Несколько лет назад я продала этот бизнес, и ателье до сих пор работает, что приятно, попало в руки профессиональных менеджеров.

За годы работы километры тканей высокой моды прошли через наши руки. У нас сильный профессиональный коллектив, основной состав которого не менялся.

Благодаря сотрудничеству с западными партнёрами все 17 лет мы участвовали с ними в парижской Premiere Vision, главной выставке в нашей специализации, и два раза в год работали как сотрудники этой компании у них на стенде. Там мы многому научились и разобрались, как движется мировая торговля тканью. Теперь уже несколько лет у нас на PV собственный стенд с закрепленным за нами номером. Сейчас мы единственные российские участники Premiere Vision. Выставка проходит 2 раза в год. Работать на ней — это единственный способ быть в теме. Ты стоишь на стенде, к тебе подходят клиенты со всего мира, от Японии до Америки, ты слушаешь их запросы, рассматриваешь скетчи перспективных коллекций, понимаешь требования разных стран.

4.jpg

— А как происходит создание принтов, которые выигрывают конкурсы?

— Аналитический материал Premiere Vision, который раздается профессионалам, построен таким образом: 5 тем, mood board (буквально «доска настроений». — Прим. ред.) и работа одной из студий — как она это поняла и как воплотила. Отправка эскиза на комиссию — очень серьезная вещь.

Мы научились понимать, что вкладывается в ту или иную тему, научились смотреть на все «их глазами» и глубоко поняли мировые направления дизайна ткани. Мы вошли в состав сильнейших европейских студий-участников PV — их 230. Каждая компания присылает на сезонный конкурс по 20-30 работ. Из них выбирается 20 для стенда тенденций, или десять — для спецпроектов, или пять — для каталога PV, который отражает основные мировые тенденции сезона. Мы посылаем работы на конкурс, они выбирают и печатают. На всех конкурсах, куда мы подаем заявки, мы всегда выигрываем.  

Premiere Vision отличается тем, что при подаче заявки на участие они проверяют полностью всю компанию, баланс за несколько лет. Они следят за устойчивостью развития в выбранном текстильном направлении. Потому что Premiere Vision гарантирует посетителям, что участник добросовестный. Этот мир очень профессиональный, все мы на виду. Если ты что-то сделал не так, то это становится быстро известно. Каждый рисунок продается исключительно один раз. Рисунок можно продать с исключительными правами на него, можно продать рисунок и получать процент от тиража, с ограничениями на страну, на сезон, тут много систем, нужно хорошо знать контрактное право.

— Краткая история ясна: прислал, увидели, победил. А что за всем этим стоит? Расскажите о «кухне»?

— У нас сильнейшая аналитика в команде. Мы занимаемся разработкой направлений сезонов, чтобы рисунок был «острым». Цветок живет 3 дня — вот ритм нынешней моды. Идеи как раз идут из аналитики. Я просматриваю гигантское количество информации. Все наши художники каждое утро — тоже. Каждый художник знает, для чего он рисует, как и кому это будет продаваться. Это же профессиональный коммерческий рисунок. Это не рисование под впечатлением от вдохновения.

В текстильном рисовании нет открытого творчества! Каждую ночь я по 2 часа просматриваю работы молодых художников всего мира, читаю блоги на всех языках, смотрю, как снимается предметная реклама, какая вышла новая музыка, какие обложки у книг, какие появились новые направления. Все это отражает срез общественного сознания. Это и формирует текстильный рисунок, который отвечает на вопросы социальной среды. Для каждого рисунка, для каждого платка составляется mood board.

3.jpg

— Какова же цена принта?

— Стоимость рисунка в Европе на наших глазах очень снизилась, потому что цифровая печать изменила мир, нужно большое количество рисунков. При традиционной печати нужны большие вложения, чтобы запустить один рисунок: матрица на один цвет в Европе стоит около 250 евро, и если в рисунке 6 цветов, то стоимость запуска увеличивается в 6 раз. На цифре же можно печатать хоть 3, хоть 100 метров и менять рисунок. Цифровая печать убрала все границы, в ней нет ограничения по цветам, ведь это компьютерный файл. Поэтому появилась большая потребность в рисунке.

Появились рисовальщики из Кореи, Китая, они проще, у них другой, неевропейский, взгляд, но для масс-маркета это вполне подходит. И стоимость рисунка на наших глазах упала с 500 евро за паттерн до 250.

На Premiere Vision мы стараемся продать рисунок за 300 евро, все студии пытаются продавать рисунки в Америку, там по-прежнему можно продать за 400-500 долларов, но для этого рынка нужно делать специальные рисунки, отдельную коллекцию. Все остатки уходят в Китай и Корею по цене около 200 евро. А если же это массовая покупка, 40-50 рисунков, то стоимость опускается до  150 евро.

Рисунок продается один раз с исключительным правом, поэтому рисовать нужно очень много. Мы вывозим каждый сезон 400 новых рисунков, в общей сложности около 2000 паттернов должно быть на стенде. Специалист смотрит 100 рисунков в минуту и буквально за 3 минуты делает выборку. Мы открываем стенд, и те покупатели, которые знают, что мы рисуем то, что им нужно, в первые 30 минут выкупают сразу все лучшие работы.

— С аналитикой внутри вашей творческой лаборатории понятно. Наверное, вы предпочитаете не делиться своими профессиональными секретами?

—  Как раз наоборот. Нам нужны специалисты, и мы открыты для обучения. Мы преподаем в МГХПА им. Строганова, взяли экспериментальный курс, поскольку нам приходится много обучать художников, когда принимаем на работу. Мы очень много вкладываем в ребят, обучаем, проводим много практических занятий, они вместе с нами учатся читать аналитические материалы WGSN, составлять собственные прогнозы, участвуют во всех конкурсах. Мы хотим, чтобы на рынке появились молодые специалисты, включенные в мировую профессиональную среду. Сейчас очень трудно найти хорошего текстильного художника. В последний раз, открыв вакансию, мы посмотрели около 600 резюме и с трудом нашли сотрудника.

Мы стали известны в своей профессиональной среде. Мы — первое поколение текстильных дизайнеров в России и надеемся, что ребята, которых мы учим, создадут современную текстильную школу в нашей стране. Эти ребята привыкли побеждать. У них, а значит, и у нас всех, большое будущее.

— И что же в тренде 2018-19 годов? Можете раскрыть секрет для наших читателей?

— Сейчас поменялся подход к цвету. Мы будем выбирать переливающиеся цвета, деграде, цветовые растяжки. Цвет не будет однозначным: под одним углом — сиреневый, а под другим — бежевый.

Произошла трансформация привычек. Потребитель рассматривает все на экране компьютера и смартфона. Все эти устройства имеют ограниченную палитру, поэтому все сводится к электронному цвету, и он вошел в моду.

Если говорить о темах текстильного дизайна, то это сезон о человеке и его внутреннем мире. Будем рисовать чистые эмоции: страх, удивление, эротические рисунки. Если в предыдущие сезоны мы бежали из города в деревню, то в следующем будем рассказывать бытовые городские истории, смотреть на здания и архитектуру снизу вверх и строить ритмические композиции из элементов городской среды.

— «Рустекстиль» — это ресурс, который призван продвигать отечественные марки легпрома. Каждый день мы пишем о достижениях нашей легкой промышленности, встречаемся с талантливыми дизайнерами, успешными предпринимателями и бизнесменами, которые дают понять: у России большое текстильное настоящее и будущее.

— Мы находимся в очень хорошей точке для развития. В рисовании, текстильном дизайне можем тягаться с итальянцами, французами и англичанами. Потому что мы пришли с большой суммой знаний, у нас большой культурный багаж, у нас шикарная художественная школа. Мы знаем, как все шьется, как кроить, мы делаем ткань удобной. Плюс сейчас идет слом отношения к текстильному рисунку: уходит традиционная печать и традиционный раппортный рисунок. Наши технологии соответствуют современным трендам.

У России рисунок отличается. Мы используем то, что мы не Восток и не Запад. Это тонкая грань, по которой мы лавируем. Нас покупают восточные клиенты, думая, что это западный рисунок, и западные клиенты, думая, что это восточный рисунок.

Наше рисование чуть-чуть избыточно, декоративно, мы специально его таким держим. Это особенность нашей страны. Мы ничего не стали менять, мы просто используем наши собственные особенности мировосприятия. Это оказалось выигрышным и позволило нам развивать студию. 

легкая промышленность

Факты, тенденции, перспективы

Полную версию
проекта смотрите
с вашего компьютера.