На главную

Статья

Эксперты оценили перспективы развития рынка целлюлозно-бумажной промышленности

Эксперты оценили перспективы развития рынка целлюлозно-бумажной промышленности

О том, как будет развиваться производство вискозной целлюлозы, о модернизации производственных мощностей, а также о перспективах экспорта Виктор Евтухов, статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли, побеседовал в эфире РБК с Ксенией Сосниной, генеральным директором группы «Илим».

Виктор Евтухов: Поговорим о лесопромышленном комплексе, о таком сложнейшем его сегменте, как целлюлозно-бумажная промышленность, и даже глубже — о таком важном для развития нашей сырьевой базы направлении, как производство вискозной целлюлозы.

В советское время в России было налажено производство вискозной целлюлозы, но в настоящий момент, к сожалению, это сырье у нас не изготавливается. Наша страна богата лесными ресурсами, это наше достояние, мы — первые в мире по расчетной лесосеке. Кроме того, Россия находится на восьмом месте по варке целлюлозы — мы производим 8 млн тонн, а общее производство в мире составило в 2016 году более 460 млн тонн. В стране в этом сегменте работает 16 предприятий, из которых 7 крупных, производящих более 600 тыс. тонн. Но, к сожалению, мы сильно уступаем США (более 90 млн тонн), а также Финляндии и Канаде. В общем, нам есть к чему стремиться.

Недавно Минпромторг совместно с крупными компаниями, в том числе группой «Илим», провел анализ рынков и разработал проект развития лесопромышленной отрасли до 2030 года. Отдельный блок был посвящен именно развитию целлюлозно-бумажного производства, мы видим в нем серьезный потенциал. Министр промышленности и торговли Денис Мантуров сказал, что в течение 10 лет в России есть возможность построить 4 новых целлюлозно-бумажных комбината, а к 2035 году — 10. И сегодня мы рассматриваем заявки от желающих, в том числе китайских компаний, инвестировать в строительство предприятий в России — от Сибири до Дальнего Востока.

Ваш завод — крупнейший в стране и один из крупных в мире. У вас три производственные площадки. Как вы относитесь к таким трендам и таким выводам экспертов? Не боитесь ли вы конкуренции на этом рынке?

Ксения Соснина: Начну с сегмента вискозной целлюлозы, который вы затронули. Сам по себе в глобальных объемах это небольшой рынок. Около 450 млн тонн — это мировой объем целлюлозно-бумажной промышленности, и около 7-8 млн тонн занимает вискозная целлюлоза. Но сегмент — один из самых быстро и динамично растущих, который за 15 ближайших лет может удвоиться, поскольку рынок демонстрирует около 5% роста в год.

Виктор Евтухов: Как говорят наши коллеги, вискоза — это хит последних лет, она вытесняет хлопок.

Ксения Соснина: Абсолютно верно. Рост сегмента идет и за счет замещения хлопка альтернативными продуктами, и за счет увеличения потребления вискозной целлюлозы. Драйверы спроса в текстильной промышленности — это технические и медицинские ткани.

Однако в России объемы спроса пока очень маленькие, они не оправдают запуска новых производственных мощностей. У предприятий в связи с этим должна быть продуманная экспортная стратегия. И здесь есть две особенности.

Во-первых, в потреблении участвуют интегрированные производители (в основном индийские и европейские, меньше китайские), которые сами варят вискозную целлюлозу, делают волокна и потом тянут из нее нитку и текстиль. Мы должны быть конкурентоспособны с такими компаниями, нам нужно исследовать эту возможность.

Второй момент — технология варки. Сегодня она подразумевает более низкий уровень полимеризации, то есть нужно, чтобы вискоза была равномерно растворима во время синтеза волокон. Это накладывает определенные требования к технологии и составу дерева, и мы занимаемся этими вопросами.

Виктор Евтухов: Вам выгоден более слабый или более сильный рубль?

Ксения Соснина: Хороший вопрос. Если начать с потребления, то российский рынок, как и в случае с целлюлозой, невелик — около 7 млн тонн из 450. Мощности действующих производителей в несколько раз превосходят потребление внутри России.

Виктор Евтухов: Имея свое сырье под ногами, надо захватывать ниши...

Ксения Соснина: Да, при этом половина общего рынка потребления находится в Азии, 20% — в Европе. Мы должны понимать, что наши соседи являются важнейшими, крупнейшими и растущими потребителями. Обладание лесным ресурсом в России беспрецедентное: мировые емкости — около 4 млрд гектаров леса, и около 1 млрд — у нас в стране. То есть потребление — там, ресурс — тут. Это прямым образом указывает на экспортные возможности. Конечно, для всякого экспортера курс валюты — важный фактор. Крепкий рубль с точки зрения экспорта не очень хорошо. С другой стороны, мы рассчитываем и на рост местного рынка, российского, видим, что растут сегменты санитарной гигиены, упаковки, макулатурного картона...

Виктор Евтухов: «Илим» активно работает с Китаем. Мы сейчас видим интерес китайских инвесторов и банков к строительству производств в Красноярском крае и на Дальнем Востоке. Каково ваше отношение к этим возможным проектам?

Ксения Соснина: Китайский рынок и вообще азиатский — это почти половина мирового. И этот рынок продолжает расти. Группа «Илим» 20 лет работает в Китае и имеет сотни потребителей, десятки дистрибьюторов, плотные партнерские отношения, которые протестированы и отработаны временем.

Для реализации проектов новых целлюлозно-бумажных комбинатов важны три ключевых ингредиента: первый — доступность и эффективность лесозаготовки, второй — финансовый ресурс, стоимость капитала должна быть приемлемой, третий — наиболее критичный, как мне кажется, это отраслевая экспертиза. Я думаю, что сочетание именно этих трех факторов — лес, финансовый рычаг и отраслевая экспертиза и в реализации капитальных проектов, и в технологиях, и в глобальной макрорегиональной дистрибуции — позволит развивать подобные проекты. Потенциал, безусловно, есть, но надо все продумывать. Например, понятно, что избыток мощностей грозит производителям падением цены, доходности и другими негативными последствиями.

Виктор Евтухов: Сколько иностранных инвесторов настроены на строительство заводов в России?

Ксения Соснина: Те инвесторы, которым это было интересно, уже здесь. Мы знаем, что в России есть ряд инвесторов, обладающих отраслевой экспертизой, которые относятся к российскому рынку с точки зрения долгосрочных, а не спекулятивных тенденций, то есть они понимают, что в этой отрасли 3-5 лет значения не имеют. Чтобы построить завод, вложив в это полтора миллиарда долларов, нужно выстраивать серьезные отношения с партнерами, тогда можно остаться здесь. Ряд таких инвесторов в России уже работает. Каких-то новых массовых приходов отраслевых инвесторов, на мой взгляд, ждать не стоит.

Виктор Евтухов: Группа «Илим» делает очень много в плане модернизации производственных мощностей. А наша задача — уже в ближайшие год-два заложить основы для строительства нескольких новых современных ЦБК. И я уверен, что у нас все получится.

легкая промышленность

Факты, тенденции, перспективы

Полную версию
проекта смотрите
с вашего компьютера.